2431 просмотр

Путешествие по Каргополю

Каргополь стоит в самом начале Онеги, у ее истока из озера Лаче. В древности здесь проходили торговые пути меж Новгородом и Поморьем. Насчет происхождения названия города единой версии нет — на первый взгляд, очень подходяще смотрится версия про финское karhupuoli, «медвежья сторона». С другой стороны, название долгое время писали в два слова, «Карго поле», и тут открывается простор для толкований.

Археологические находки свидетельствуют о том, что оседлые поселения в этих местах появились в XI веке, однако возраст самого города неизвестен. В городе популярна история о том, что Гавриил Державин (не в роли поэта, а в должности губернатора Олонецкого края), проезжая Каргополем, якобы видел монастырскую летопись с упоминанием, мол, град основан белозерским князем Вячеславом во время похода на вражеское племя, именуемое белоглазой чудью. И случилось это в плодотворном 1146 году (в почетном списке «на год старше Москвы также числятся Мценск, Елец, Зарайск и Тула). Достоверно Каргополь впервые упомянут в Устюжском летописном своде в 1379 году, а в московские хроники попал в 1447-м, когда через него проходил межусобный враг московского князя Дмитрий Шемяка. Изначально город был частью Новгородской земли, но с 1478 года Каргопольский уезд управлялся московским наместником.
 
город Каргополь

О древних временах истории теперь не напоминает ничего — краеведы полагают, что первое поселение стояло на Колобовой горке, отделенной от центра Кишкиным ручьем (там, где стоит церковь Зосимы и Савватия начала XIX века), но археологи пока не подтвердили этой версии.

Расцвет города начинается в XVI веке: Каргополь переживает ряд экономических удач, вплоть до дарования Иваном Грозным права на монопольную торговлю Беломорской солью. О значении города в ту пору говорит строительство в 1562 году «тщанием прихожан» каменного Христорождественского собора, одного из крупнейших на Русском Севере.
 
Каргополь

В те времена стоящий во глубине России город жил мирно и не имел укреплений, но вскоре до него добралась Смута. Впервые она отметилась в городских хрониках тем, что именно в Каргополе в 1608 году был казнен восставший против Шуйского народный герой Иван Болотников. А в декабре 1612 года (уже после освобождения Москвы от интервентов) польско-литовско-казацкие бандформирования подступили к городу. После известия о падении Вологды горожане быстро насыпали валы и поставили на них острог, успешно выдержавший три польских приступа. Как ни странно, земляные валы не вобрали в себя городской Христорождественский собор, а были выстроены в нескольких сотнях метров ниже по течению, на берегу Онеги. В плане крепость представляла собой прямоугольник, ограниченный частоколом с девятью башнями, с трех сторон на валах, с четвертой — вдоль воды. Эти валы, называемые Городком или Валушками, хорошо видны и теперь (сама крепость сгорела в 1731-м). Внутри них, как и в древности, размещаются дворы обывателей, только прежде к ним прилагался двор воеводы, несколько церквей и пороховой погреб. Крепость перестраивалась в 1631-м, когда со стороны реки взамен частокола была выстроена рубленая стена, и в 1664 году, когда тыновый острог полностью превратился в полноценный деревянный город. Главные ворота выходили к реке и носили романтичное название Пытальной башни.
 
Храмы Каргополя

В конце XVII века город продолжает обстраиваться богатыми каменными храмами. Появляются сохранившиеся поныне Благовещенская, Рождественская и Воскресенская церкви — все три знаменитые, первоклассные произведения своей эпохи. Благовещенская, уединенно стоящая меж Валушками и Соборной площадью, примечательна отличной сохранностью — это единственный древний (в смысле выстроенный до XVIII века) памятник Каргополя, имеющий изначальное покрытие по закомарам. На нем же можно рассмотреть своеобразную местную технику кладки — белокаменные стены с вставленными в них резными кирпичными деталями.
 
Соборная площадь Каргополя

Рождественская церковь, стоящая по другую сторону Соборной площади, не имеет внятного завершения, ее венчает очень грубое позднее пятиглавие на скатной кровле. Но фасады представляют собой один из лучших, хрестоматийных, тончайших образцов «русского узорочья». Причем это уже полноценная скульптура: декор также вырезан из белого камня. А стоящая в паре сотен метров от Рождественской Воскресенская церковь менее монументальна, но столь же богата: ее фасад покрыт игриво разбросанными наличниками разного рисунка, горожане уважительно зовут храм «предивным». Это единственная в городе и области церковь, не закрывавшаяся в советское время.

В XVIII–XIX веках город обзавелся новыми каменными церквями, включая большой пятиглавый храм Рождества Иоанна Предтечи на Соборной площади. Эти памятники интересны своей провинциальностью, в которой немногочисленные и сильно упрощенные черты, полагающиеся Новому времени, сочетаются с усохшими, но не забывшимися чертами прежней традиции. В той же Иоаннорождественской церкви (1751) имеются до смешного корявые, но барочнообразные главы своей эпохи и граненые окна, бывшие модными в Москве петровских лет. С ними сочетаются обычный для XVII века карниз-поребрик и крайне выразительное покрытие алтаря тремя каменными «бочками», что более характерно для древнерусского деревянного зодчества.
 
Каргополь

После большого пожара 1765 года императрица Екатерина распорядилась упорядочить трассы каргопольских улиц и выстроить новую городскую доминанту — Соборную колокольню, поставленную ровно по оси нового городского прешпекта. Колокольня, будучи не то чтобы сильно высоким, но вполне вертикальным сооружением, упорядочила нестройную вереницу каргопольских храмов. Колокольня известна весьма своеобразными выражениями лиц деревянных херувимов, украшающих ее фасад, а также смотровой площадкой, с которой посетитель может пересчитать все городские купола, на фоне Онеги и бескрайних лесов за нею.
 
 
Контент 8
Контент 9
Контент 10
Контент 11
Контент 12
Контент 13